понедельник, 17 февраля 2014 г.

Записки 365 №19. Слово

Записки 365 №19. Слово/Ordet/The Word/La Parole

Дания, 1955.

Режиссер: Карл Теодор Дрейер

Моя оценка: 10/10

The second to last Carl Th. Dreyer's long feature film The Word (1955) is a story about the death and resurrection of Inger, who, being pregnant, lives on the Borgen's family farm. The Borgens are in religious conflict with the family of Peter Peterson. Suddenly Inger is attacked by a dangerous illness that causes her death that of her unborn baby. Johannes, a madman who believes himself to be a reincarnation of Jesus, inspired by the faith of Inger's little daughter performs a miracle of Inger's resurrection.

I disagree with a common statement about the miracle, which is usually considered to be the theme of the film, namely that it "solves the social and religious conflicts". (1) The conflict between two families dissolves before the miracle. The grief allows both families to realize the futility and narrowness of their artificially created convictions. The director works with two space dimensions to underline "the contrast between nature and civilization" (2): the inner house space (with windows that overlook a wall of bricks) represents the confines of church boundaries, while the  outdoor space of dunes is the world of Jogannes's freedom of faith.

The genuineness of the film is enhanced by how the director uses long and slow shots with camera movements and how he arranges the movement of actors within the single shot without crosscutting, which is also what brings the film closer to reality, contributing to a frank dialogue between the audience and the director.

For me, the theme is the faith of love that reigns above religious differences and the miracle is a result of this love.
"In his films, Dreyer attempted to show that, despite the circumstances, love will find a way, miraculously, to illuminate life, even if only in glimpses. If this cannot take place, life dies out". (3)


Записки 365 №18. Егерь.

Записки 365. №18. Егерь/The Gamekeeper.

Великобритания, 1980.

Режиссер: Кен Лоуч.

Моя оценка: 10/10.


понедельник, 10 февраля 2014 г.

Записки 365 №16. "Месть"

Записки 365 №16. "Месть"/ In the better world/Heavnen

Дания, 2010

Режиссер: Сусанна Бир (Susanna Bier)

Моя оценка: 8/10

Записки 365 №15.«Четыре мухи на сером бархате»

Записки 365 №15. Четыре мухи на сером бархате/ Quatre Mosche di Velluto Grigio"/Four Flies on Grey Velvet

Италия, Франция,1971.

Режиссер: Дарио Ардженто.

Моя оценка: 5/10

Это третий фильм Дарио Ардженто, который вписывается в трилогию, где в названиях фильмов фигурируют животные (первые два его фильма называются "Птица с хрустальными крыльями" и "Кот с девятью хвостами").

Сюжет фильма в том, что главный герой фильма, Роберто, становится убийцей, сам того не желая. Этот факт становится известен кое-кому, кто принимается шантажировать и запугивать Роберто, убивая свидетелей, которые хоть сколько-нибудь приближаются к разгадке этого "случайного" убийства.

Так получилось, что, знакомясь с творчеством этого режиссера мне также довелось посмотреть этот фильм третьим, но после фильмов "Суспирия" и "Кроваво-красное". И этот фильм мне понравился меньше всего из трех. Очевидно, сыграл свою роль неверный хронологический порядок, и явно сказалось влияние того, что режиссерский стиль находился на еще на стадии формирования. Но все же основной режиссерский посыл, очевидное педалирование основными приемами фильмов ужасов (замедленная субъективная съемка, закадровые звуки, контрастное или частичное освещение, резкие монтажные склейки, вназапные звуки) и в то же время явное заигрываение со стилем, уже наблюдаются в этом фильме. В фильме есть шокирующе мерзкие сцены убийства, непредсказуемость поведения героев, состояние невыносимого ожидания, и насмешка. 

Нельзя сказать, что фильм серъезен, он скорее смешон и жестоко забавен. Например,  такие персонажи как, частный детектив или Господь, чрезвычайно ироничны и трогательны. Это вызывающее сочетание ужасного и забавного вырывает фильм из ряда тех фильмов ужасов или триллеров, которые нацелены на то, чтобы исключительно нас запугать, показать, как все плохо, и как в мире страшно жить. Режиссерская задача здесь в том, чтобы смешать опасное психическое расстройство с нормальностью жизни, в которой есть место шутке и смеху. Мы как-то даже свыкаемся с мыслью, что герои в фильме один за другим умирают. При этом мы не перестаем восхищенно восклицать:  "Ну, совсем! Ну и ну! Этот Ардженто совершенно безумен!"

Еще хочется обратить внимание на музыку. Вместо банальной свиястяще-шумяще-шипяще--внезапнобухающей музыки к ужастикам, Ардженто использует ритмичную рок-музыку, этакие импровизации на тему Deep Purple или Pink Floid, со звукоизобразительными элементами (например, мяуканье кошки). Музыка была написана известным композитором пишущим для кино, Эннио Морриконэ. Сама по себе музыка не придает жуткости, но ее звучание, настроенное скорее триумфально, контрастирует изображениями убийств, и это вызывает в зрителях еще большее недоумение и противоречивые эмоции.


Записки 365 № 14. "Кроваво-красное"

Записки 365 № 14. Кроваво-красное/Deep Red/
Les Frissons de l'angoisse /(Profondo rosso)

Италия, 1975.

Режиссер: Дарио Ардженто

Моя оценка: 8/10.

Хельга Ульманн, телепатка, во время Европейского конгресса по парапсихологии в Риме считывает мысли убийцы-маньяка, находящегося в зале. Некоторе время спустя ее находит зарезанной американский пианист Маркус Дейли, прогуливающийся  поздним вечером по улицам Рима. Маркус замечает некоторые детали в квартире Хельги Ульманн, которые наводят его на мысли о том, кто мог бы быть убийцей. Теперь маньяк охотится на Маркуса.

В фильме присутствует характерное для Ардженто отсутствие глубины кадра, когда почти все, что в кадре, находится в фокусе. Также в нем есть вынесение кино-кадра, как бы на театральную сцену,  где герои стоят в разных углах, такие маленькие на фоне огромного фонтана, далеко друг от друга, и выкрикивают слова, обмениваясь репликами, как с театральных подмостков, о чем-то философском.
Замечаю, что в фильмах Ардженто также нет диалогов тип "champs contre champs", когда попеременно две головы в двух разных планах разговаривают якобы друг с другом. Во время диалогов собеседники помещены в один кадр, что усиливает наше внимание и усложняет их взаимоотношения (как например, в кадре у фонтана, где герои являются друзьями, но такое огромное расстояние между ними заставляет задуматься о том, как будут развиваться эти отношения). 

Обилие насыщенных цветов, особенно красного. Контрасты. Истории с переодеваниями, феминизированные мужчины-трансвиститы, гомосексуализм и актерство.

А также излюбленный архитектурный стиль режиссера арт-нуво, который ассоциируется со зловещей загадочностью дома с привидениями, дурманом и дьявольщиной.

Эти основные режиссерские черты вызывают во мне восторг. Фильм ужасен по содержанию, но опять-таки, как и в случае с "Суспириа", мы впадаем в детство, где слушаем сказку про то, как "в черной-черной комнате стоял черный-черный гроб". 

Акцент "Кроваво-красного" приходится на травму о детских воспоминаниях. Миз-ан-сцена дополняется песенкой из детства, изуродованными пупсами и зловещими детскими рисунками.

Фильм аппелирует к Хичкоку, например к "Вертиго", и не только потому что глаз крупным планом дает ощущение головокружения, но и неотрывное ощущение того, что мы наблюдаем за тем, что кто-то постоянно за кем-то наблюдает.

Одним словом, надо смотреть, бояться и восклицать: "Ардженто - полный псих!"

Королевство и Королевство II (Сериал)

Королевство и Королевство II (Сериал)

Дания, Франция, Германия, Швеция, 1994.

Режиссер Ларс фон Триер.

Моя оценка: 5/10.

Записки 365 №12. "L'emploi du temps"

Записки 365 №12. "L'emploi du temps"

Франция, 2001.

Режиссер: Лоран Кантет

Моя оценка: 3/10

среда, 5 февраля 2014 г.

Поговори с ней

Поговори с ней / Hable con ella

Испания, 2002.

Режиссер: Пьедро Альмодовар.

Моя оценка: 8/10.

Как всегда Альмодовар не оставляет равнодушным к своему фильму. Режиссер превращает нелепую историю любви нерадивого медбрата в трагедию о высоком, отличающуюся безукоризненным вкусом и изысканностью, с отлично дозированной долей безумия, сладострастно примешивающуюся к догадкам о самом низком.

Марко влюбляется в женщину-тореодора, Лидию, которая, после неудачного боя с быком, оказывается в коме. В больнице, куда он приходит постоянно, Марко знакомится с Бениньо, медбратом, заботящимся о молодой женщине, Алисии, бывшей танцовщице, находящейся в коме уже четыре года. Бениньо убежден, что лучшая терапия для женщины, находящейся в коме - это беседа, чем он и занимается, рассказывая Алисии о своей жизни, о спектаклях, о фильмах и выставках, которые он посещает. История принимает неожиданный поворот. После того как Бениньо рассказывает Алисии содержание одного эротического фильма, врачи обнаруживают, что Алисия беременна. Бениньо обвиняют в изнасиловании и отправляют в тюрму.

Каждый домысливает ответ на вопрос "Бениньо или не Бениньо?" сам, в меру своих далеко или не очень далеко идущих фантазий. 

Гипер-феминизорванная танцовщица Алисия противопоставляется женщине-тореодору, с мужским характером и формами. Они разные, но они обе танцуют, одна на сцене, другая - на арене, безукоризненно владея каждым мускулом своего тела. Две эти такие разные женщины оказываются совершенно одинаково бездвижны, беспомощны и беззащитны от физического или морального насилия. Как в спектакле Пины Бауш, который Альмодовар ставит в самом начале фильма, где женщины в сорочках, беспомощно бьются своими неуправляемыми телами о стены и пол. И где мужчина-танцор, как Бениньо, забегая вперед, раздвигает стулья, чтобы те не ударились о них в своем безысходном танце собственной беспомощности. 

Весь фильм - это танец. Он танцует под музыку фламенко, завлекая чарующими колебаниями женских бедер и рук настолько сильно, что некоторые мужчины готовы уподобится яйцеклетке, чтобы вернуться в лоно женщины-матери. Существуте миф, что раз мы не помним, что с нами было до рождения, значит, мы были счастливы, и значит, единственное, что способно подарить наивысшее человеческое счастье, это слиться вновь с матерью в одно целое, и больше никогда с ней не расставаться. Бениньо любил и заботился о своей матери, также как потом об Алисии. Сцена, где мужчина возвращается туда, откуда все люди при рождении появляются, наводят на размышления о запрещенных, но желанных сексуальных фантазиях человечества о сношениях с матерьми. И все же табуированная тема остается недосказанно зависать где-то в подсознании, отвлекшись обнадеживающую на концовку фильма.